Алексей. Старик и море.

Алексей из бизнеса. И задача на Сторителлинг  у него вполне бизнесовая: научиться использовать истории в публичных выступлениях. Вот чем меня всегда удивляли люди бизнеса, так это конкретностью. С одной стороны вроде здорово – человек ставит решаемую задачу и на ней сосредоточен. Но, нередко так бывает, что все остальное, что можно получить от работы, проходит мимо. В свое время я отказалась вести бизнес-тренинги именно по –этому: мне не интересно работать на решение задач, мне интересен сам человек. И я хочу заинтересовать его самим собой, тогда и эффект получается не количественный, а качественный. Сразу скажу, что это не про Лешу, но мой прошлый опыт в восприятии все же повлиял. И я бросилась работать на задачу – пересмотрела видеоролики с его выступлениями и предложила «обратную связь». И с радостью поняла, что он тоже все понимает – дело не в механическом использовании модного метода, а в состоянии и самочувствии. С какой целью ты это будешь делать? Удивить, захватить внимание, повлиять? И сколько искренности будет в твоих словах и в твоем поведении…

Казалось бы, умный, образованный, обаятельный человек, первая же рассказанная история — и сразу огромный отклик группы. В чем тогда дефицит? Помимо небольших структурных недочетов, надо найти состояние. И осознать его, и начать им пользоваться. Интуитивно он выбирает истории своей юности и детства. Так часто бывает — ресурс в нас самих, не надо его искать вовне и искусственно насаждать. Вспомни время, когда тебе это удавалось и начни о нем рассказывать, состояние придет само.  Рассказывает Леша про то, как они с мальчишками в детстве снимали кино – и такой из него задор попер, столько смешливости и радости жизни!

Однажды на занятие Алексей пришел после отпуска – загорелый и наполненный впечатлениями. Все готовы услышать историю о путешествии, тем более я точно знаю от его жены, что история была, и не простая – внезапно заболел ребенок , дело дошло до госпитализации. И как много переживаний было с этим связано. Но он лишь упомянул, как факт, а вот история была рассказана про собственное детство, про то, как отец впервые дал порулить,  и как застряла машина, и как все благополучно закончилось. Тогда, в детстве, когда он был сыном, и сейчас, когда он отец. А ресурс сегодняшней уверенности в себе – в этом эпизоде, слушатели это понимают. В этом секрет интереса к обычным «бытовым» сюжетам. И их огромная ценность. Почему-то люди считают, что истории достойны лишь подвиги, преодоления, достижения. Думаю, у этого сильного, взрослого мужчины с богатой биографией, есть о каких подвигах поведать! Но смелость делиться чувствами и незначительными, но очень трогательными воспоминаниями, дает позволение другим людями на свои истории.

Леша умеет учиться. Поначалу он пугал меня вопросами, типа «Зачем мы это делали?» или «Какое практическое применение этого материала?». Но я сразу поняла, что это действительно вопросы, а не желание меня задеть, и просто стала давать пояснения. Обязательно спрашивала: Я ответила на твой вопрос? И по ответу понимала, что Леша складывает свои пазлы понимания, стараясь ничего не упустить. И ему не зазорно находиться в роли ученика. А для мена огромная польза в том, что эти вопросы звучат – я ничего не преподношу, как безусловную истину, скорее нахожусь в процессе исследования, и, объясняя, наконец понимаю сама)

Я слушала Лешину историю на стори-вечеринке. История вполне себе «пацанская», а аудитория женская. И сколько душевности и тепла было на лицах этих слушательниц! Верю, что если он смог так растрогать эту аудиторию, сцена и микрофон на какой-нибудь конференции окажутся меньшим испытанием. Потому, что рассказывать для Алексея теперь не испытание, а удовольствие.

 

 

леша веб

                   Старик и море.

Я в очередной раз путешествовал по Ладоге с братом на каноэ. Мы сидели в уютной песчаной бухте на одном из островов и смотрели на воду. В хороший солнечный день из этой бухты можно увидеть гряду островов на самом горизонте. Эта гряда называется архипелаг Хейнясенмаа. Меня всегда манили эти острова на горизонте, и тут вдруг пришло осознание, что сейчас как раз самое время отправиться к ним.

    На Ладоге, перед тем как отправиться в путь, очень полезно забраться на высокую точку на острове и понаблюдать за погодой. Куда идут облака и какие они, много ли барашков на гребешках волн… Если выйти в неподходящую погоду, далеко не уплывешь.  На самом верху скалы мы встретили мужчину, который, похоже, сидел там уже давно. Разговорились. Мужчина рассказал, что этим утром он проводил сына в дорогу. Ему исполнилось 16 лет, и в день своего рождения сын решил доплыть до острова Валаам на катамаране один. Отец предлагал ему пойти вдвоем, но сын настоял на том, что он поплывет один. Отец не хотел его отпускать одного, это опасно. Но тот был непреклонен и твердо решил пойти в одиночку. Отец отпустил сына, хотя для него это было и нелегко. Как только тот отплыл, отец забрался на самую верхнюю точку острова и стал смотреть уходящему катамарану вслед. Катамаран уплыл далеко и был едва различим,  лишь парус белел на солнце. И тут вдруг парус внезапно пропал. Отец мигом слетел со скалы, прыгнул в байдарку и пустился вслед катамарану. Час спустя он настиг сына. Ветер резко поменялся, сын не успел среагировать и парус заломало.

Отец помог сыну починить и поднять парус снова. Предложил ему вернуться и отправиться в дорогу в другой день, когда ветер будет потише. Но сын отказался и решил продолжить путь в одиночку. Отец вернулся обратно на остров, залез на скалу,  здесь мы его  и встретили. Он понимал, что здесь сидеть бесполезно — катамаран уплыл так далеко, что его уже не видно. Но он не находил себе места внизу, поэтому и сидел здесь.

 Ветер был и сильнее обычного, но ничто не предвещало его усиления. Дождевых туч тоже не было на горизонте. Мы с братом решили двинуть в путь. 

Первые два часа мы шли довольно бодро. Волна била нам в корму и помогала плыть.  Обычно под вечер ветер стихает, и чайки садятся на воду. Но бывает, что ветер не стихает, а меняет свое направление. Вот и в этот раз ветер сменился и теперь он дул прямо в бок. В открытой Ладоге боковая волна может перевернуть лодку, и поэтому нам пришлось отклониться от курса, чтобы держаться к волне под углом в 45 градусов. Мы плыли мимо острова, рассчитывая потом повернуть так, чтобы волна снова нам била в корму. Так мы проплыли целый час. Ветер и не думал утихать, а наоборот, даже усилился. На гребнях волны стали бурлить белые барашки. Это верный признак того, что ветер становится сильнее и так он подгоняет волны. Мы переложили курс, уже на остров. До берега оставался примерно час ходу. И тут ветер снова сменился и еще усилился. Теперь он стал дуть нам прямо в лоб.

В лодку стала захлестывать волна. Спустя пятнадцать минут отдельные волны просто накрывали нос нашей лодки. Мы  старались побыстрее доплыть до берега, но было ощущение, что ветер нас просто держит на месте и вдобавок постоянно подливает в лодку воды.  Весла гнулись оттого, как рьяно мы их заправляли в воду. Когда мы в итоге доплыли до берега, все вещи внутри лодки плавали в воде. Обессилившими дрожащими руками мы вытащили лодку, разложили вещи на камнях и распластались сами.

Мы разбили лагерь, поели, погрелись у костра и пошли исследовать остров. Наша часть острова была полностью каменной, с огромными гранитными языками, уходящими небыстро в море. По этим языкам стремительно накатывала волна. В бухте неподалеку я увидел катамаран. Он стоял на огромном гранитном пятаке. Рядом с катамараном на каменном полу сидел парнишка. Перед ним горел костер. Мы подошли поближе и познакомились с ним. Он нам поведал историю, как он утром отправился на Валаам и как у него в пути заломало парус. Рассказал, как отец приплыл к нему на помощь и как он отправился дальше один. Мы сидели у костра втроем, пили чай и рассказывали друг другу истории. 

 

И меня не отпускало чувство восхищения отношениями этого парнишки и его отца. Этот паренек в свои 16 лет был таким по-хорошему взрослым и целостным. В нем чувствовалась сила и характер. И то, что он в какой то момент принял ответственность за свою жизнь и за свои поступки.  Я тогда по-хорошему позавидовал ему.  

У меня растет сын. Сейчас ему 5 лет. Этим летом я его взял его с собой на Ладогу. Как только мы приплыли на остров,  он спросил:

– Папа, можно я буду ходить здесь босиком?

Я ему сказал:

– Конечно можно. Только смотри, осторожно.

Он снял сандалики и радостно побежал по песку. А я посмотрел на безбрежную Ладогу и вспомнил того отца и сына на катамаране. Я подумал,  что совсем скоро наступит тот день, когда мой сын придет ко мне и скажет: 

– Папа, я уже взрослый и хочу доплыть до Валаама один.