Свои.

Вечером, когда возвращалась с работы, машину дважды повело. Дороги с прошлого года не чистились, так что ничего удивительного. Муж посоветовал в таких случаях что-то делать с газом, что именно я не запомнила. На следующее утро, уютно устроившись в прогретом салоне, я нашла любимый «Маяк» — там в это время прекрасная Наталья Волдинер ведет свой «Живой уголок», и пустилась в неспешный (не быстрее 70 км\ч) путь. Дороги к этому времени лучше не стали, вчерашний ледок покрыл сегодняшний снежок. Я была предельно внимательна, особенно на поворотах. Прошла очередной и, уже на прямом участке дороги, вдруг машина начала жить своей собственной, не подконтрольной мне жизнью. Вначале резко взяла влево, описала дугу по встречке и ринулась в ближайшую канаву. Я отчаянно пыталась крутить и нажимать, и последняя секунда с завалом дерева была для меня облегчением – уже больше ничего не случится. Из-под капота пошел то ли пар, то ли дым, я поняла, что надо срочно эвакуироваться. Сломанное дерево в отместку заблокировало водительскую дверь и пришлось вылезать, не без труда, через пассажирскую. Я позвонила мужу, сообщила, что со мной все в порядке, но машина в канаве. Бедный мой муж – просыпаться в свой выходной день под такие новости! Я позвонила на работу и предупредила, что на тренинг приеду, только чуть позже, потому, что попала в аварию (опять – со мной все в порядке, машина в канаве). Потом осматривала свою машину – задние колеса чуть касаются земли, носом она прочно зарылась в сугроб, что с бампером, фарами и всем её лицом не понятно. Мне казалось, что если её сейчас вытащить, то я смогу ехать дальше, пусть даже на помятой машине.

Первая же проезжающая мимо машина замедлила ход и, через несколько метров стала сдавать назад. Мужчина интересовался все ли со мной в порядке и как меня угораздило. Потом осматривал все, что я натворила и изрек, что легковушкой не вытащить, нужен трактор или грузовик. Тут же остановился еще один проезжий и начал с тех же вопросов. Порадовал меня информацией что вчера, на этом же месте кто-то уже лежал и показал траекторию колес, явно не мою. Он подтвердил вердикт, что нужен трактор, пожелал удачи и уехал. Первый тоже уехал, взяв мой номер телефона, и пообещал позвонить, если он договорится с соседом-трактористом. Я благодарила мужчин за участие, улыбалась не подобающе данной ситуации…а что мне еще оставалось делать? Однако стало холодно, и я полезла в канаву, чтобы отсидеться до приезда мужа в еще не остывшем салоне. Но только я устроилась, как заметила еще одну останавливающуюся машину. Водитель интересовался все ли со мной в порядке, как меня угораздило и, получив ответы, посоветовал в такой ситуации давить на газ (ах, вот что вчера говорил муж!). Только он уехал – опять тормозит машина… Я поняла, что сидеть внутри нельзя, надо бодро топтаться на обочине и улыбаться, чтобы все видели, что со мной все в порядке, тогда отвечать придется только на вопрос про «угораздило». Позвонил дяденька, который обещал трактор. Сообщил, что сосед свой трактор разобрал, так что он ничем не может мне помочь. Посоветовал посмотреть на деревьях, нет ли объявлений о грузоперевозках,и добавил, что ему меня очень жаль. Я заверила, что скоро приедет муж и все решится, а пока мне все проезжающие выражают сочувствие. Очередной водитель сказал, что может подарить мне трос, я почему-то отказалась, представляя, что с минуты на минуту приедет мой муж и привезет с собой трос, трактор, грузовик, эвакуатор, и будет мне счастье. Муж задал привычные уже вопросы, только с большим участием и волнением. Потом полез в канаву, осмотрел машину и еще раз спросил, все ли со мной нормально. В сугробе он нашел оторванный и сложенный пополам передний номер. Потом он вез меня к метро и рассказывал, что по такой дороге больше 40 км\ч нельзя, и я видела ползущие рядом машины и уже детально, хоть и с опозданием стала запоминать, что надо делать, если машину понесло. Еще постаралась вспомнить, что я чувствовала, когда все это происходило. Удивление и страх, причем первого было больше, а потом облегчение и досаду – я цела, но любимой машинке, по-видимому, досталось. (Позже муж покажет мне покореженные детали и удивится, порадуется еще раз моей невредимости). Дай Бог, чтобы этот урок был единственным! И еще я поняла, что если с тобой что-то случается на дороге, тебя не бросят. Потому, что все, кто, может быть, тебя подрезал, проносился, обливая грязью мимо, не мигал поворотником, не пропускал и всячески был не прав, становится СВОИМ. А своих в беде не бросают.