Как испортить путешествие

Её звали Наталья. Даже не буду менять имя и детали, её действительно так звали, и она была гидом нашей туристической группы. Для нас с сыном поездка на автобусе через всю Европу была авантюрой, я, честно, сомневалась, но были подружки, которые совершали подобное и остались под впечатлением. Мы выбрали самый длительный тур – Польша – Испания и обратно, всего 17 дней. Правда, без ночных переездов. Ночь сидя для меня испытание еще то, совсем не приемлемая для меня поза, не усну ни за что. Готовы были к неудобствам, но, надеялись, что впечатления того стоят.

Группа собиралась рано утром на вокзале в Бресте. Нам был дан опознавательный знак, по которому должны найти своего гида. Это была молодая, не более 35 лет, женщина, невысокая, коренастая, с пышными волосами и такой же пышной грудью. При других обстоятельствах я бы назвала её привлекательной, но первая встреча полностью определила дальнейшее восприятие и отношение. Наталья стояла в условленном месте, вокруг неё собирался народ, когда мы подошли, было уже человек 30. И она на нас не смотрела. Вернее, смотрела пустым, не видящим взглядом, не отвечая на приветствия. Иногда бросала какие-то реплики, которые давали понять, что она все же гид, и мы должны стоять именно здесь и смотреть именно на неё. Вдруг взгляд её ожил – сквозь нашу толпу к ней протиснулся коллега, который вез группу по другому маршруту. Дальше, больше получаса мы стояли и слушали их громкую болтовню про все на свете – зарплаты, водителей, туристов, ремонт на кухне, мужей и жен, жару и покупки. Очень захотелось спросить : «Ребята, мы вам не мешаем? Ничего, что мы тут стоим?». Очень-очень, прямо слова в горле щекотали. Сдержалась.

Дальше была погрузка в вагон электрички и указания, почти команды нашего гида. Потом автобус, в котором нам предстояло провести ближайшие две с половиной недели. Оказалось, что при покупке тура, многим туристам указали места в автобусе, но у Натальи был свой список. Откуда он взялся, не понятно, но зачитала она его таким тоном, что возражать решились не многие, а те, кто решились, получили такой отпор, что выглядели, как побитые.

Я видела отчаяние на лице моего сына. Душный, тесный автобус, заняты все до единого 50 мест, нас смещают с 5-6 места на 16-17, то есть подальше от входа, поближе к туалету. Да еще и напряженная, конфликтная обстановка в самом начале пути. Чтобы как-то посмотреть на все происходящее со стороны, начинаю объяснять ему, что такое групповая динамика и как она будет развиваться. Говорю про битвы лидеров, битву с лидером, группировки и про то, чем все это закончится. «То есть ты хочешь сказать, что две недели все будут драться, и потом помирятся?». Ну, в общем, да, судя по началу – все, как на плохом тренинге. С плохим тренером, который не то, чтобы управлять процессом не может, он сам его провоцирует агрессию и не догадывается, что можно по-другому.

Я оказалась права, но не во всем – мы так и не помирились, остались на уровне враждующих группировок. Наталья нас ненавидела, просто так, без причины, мы были ей противны и она этого не скрывала. Когда она отворачивалась к группе спиной и начинала рассказывать в микрофон про страну, по которой мы ехали, казалось, что это был другой человек. Потому, что страны она любила и говорить любила тоже. И делала это очень содержательно и грамотно. Но как только туристы каким-то образом проявляли свое присутствие, реагировал раздраженно и пренебрежительно. И все быстро поняли – с вопросами легче обратиться к местному жителю на улице, чем к нашему гиду.

Полуторачасовые стоянки в городах по маршруту, когда ты успеваешь только где-нибудь поесть, найти туалет, купить что-то в дорогу, ну, и осмотреть город рядом со стоянкой автобуса. Особенно удручала ситуация с едой. В автобусе вскоре запахло растворимыми супами и лапшой. Ночевали мы всегда в разных отелях, все они были расположены на окраинах, иногда вообще в чистом поле, но гид не считала необходимым предупреждать о таких мелочах , и мы поедали свои скудные запасы. Однажды, в Германии, нашли отельный ресторан, но служащий сказал, что связывался с нашим гидом и спрашивал, надо ли будет кормить туристов. Она ответила, что нет. Повар ушел, плиту выключили. После уговоров нам согласились сделать сэндвичи. Саму Наталью за всю поездку никто не видел жующей. Она питалась одним кофе.

Были жесткие методы воспитания группы. Если человек опаздывал на автобус, транспорт уезжал. Однажды мы видели, как наша девушка бежала за автобусом и махала руками. Люди стали кричать водителю. Но он слушался только гида, а гид сказала – «Езжай». Опоздавшие люди потом рассказывали, как созванивались с турфирмами и им говорили адреса отелей, где сегодня будет ночевать группа. И они добирались сами. Несколько раз назревал бунт, но Наталья душила его мастерски. Мы с сыном старались не ввязываться, стали наблюдателями, и, при первой же возможности, убегали от группы.

На пути следования были две передышки – Париж, где мы были 3 дня, и аж 4 ночи провели в Барселоне. Испания была поворотным пунктом, после неё мы ехали назад. На испанском пляже выяснилось, что у нашего гида роман с нашим водителем – поляком Адамом. За завтраком в отеле наши обсуждали, как этот улыбчивый, доброжелательный парень польстился на такую мегеру. Впрочем, романом это называлось с натяжкой, они просто вместе спали.

Гамбург – последняя большая стоянка, после неё около тысячи километров по Польше, и, конец нашему путешествию. И вот, я слышу, как собирается группа заговорщиков и решает, в отместку Наталье, прийти на час позже назначенного времени. Их много, человек 20, оставить столько народу в городе и уехать она не решится, это уже скандал. Они договариваются отключить телефоны, чтобы Наталья не могла позвонить. Мы пришли вовремя и наблюдали за нашей разъяренной дамой. Поняв, что она никому не может дозвониться, Наталья достала свой список контактов родственников и стала сообщать им, что их дочь (жена, брат, сват) пропали. Я видела, как она наслаждалась произведенным эффектом, сколько злорадства было на лице! Кто-то пробовал её остановить, мол, вдруг человеку от такой новости плохо станет. Она же ответила, что действует по инструкции.

Спустя 17 дней, поздним вечером, автобус привез нас на вокзал. Люди молча выходили из автобуса, забирали свои чемоданы и уходили прочь. Люди, которые столько времени провели вместе, не прощались. Не звучали положенные в данном случае слова благодарности- они спешили побыстрее убраться. Они устали от беспричинной ненависти и спешили туда, где их любят, где им рады.

Позже я зашла на сайт организатора туров. Там было очень много жалоб и негодования по поводу работы нашего гида. За несколько лет. Работодатель, по-видимому, не реагировал никак. И стало в очередной раз грустно от того, что вот такие Натальи, ненавидящие людей, работали, работают и будут работать. И не только гидами, но и учителями, продавцами, парикмахерами, врачами. Может у них такая миссия – показывать людям, как нельзя работать?